?

Log in

О крепости напитков

Раз упырём служил Гаврила,
На вечеринки он ходил
И только там, где много пили,
Себе он жертву находил.

Был вкус изысканный в Гавриле,
Хоть "сангрилье" его зови -
Любил он градус в пять промилле
В чужой почувствовать крови.

Tags:

Гусики

Был вчера в парке имени Дохлой Лошади в Бруклине. Видел вот таких вот гусиков. Сначала принял их за обычных наших вездесрущих канадских казарок, но потом присмотрелся и понял, что они меньше, шеи гораздо короче, и белые отметины не такие и не там, где у канадских. Определитель показал, что это Branta bernicla, он же чёрная казарка. Плюс в копилку видов. :)


gusiki.jpg
По этому поводу - b_a_n_s_h_e_e, bither, bujhm, burrru, dkluger, el_d, elpervushina, emuna, eregwen, erfarot, esgal, gostrov, greg_butcher, illet, imenno, katherine_kinn, kemenkiri, kenderika, kot_kam, liswind, lubelia, mareicheva, natalya_kiriche, neivid, nevesta_clico, perelynn, rezoner, siniko, tinwet, umom_ne_poniat, vika33, vombatus, yulen_ka, и все, кого я мог по досадной оплошности пропустить - авторы книг, писатели стихов, пьес, сценариев и рассказов, переводчики и издатели! Творческих вам успехов и счастья в личной жизни, и чтобы работалось легко и благодарно!
Есть в разных языках понятия, которые обычно переводятся установившейся парой слов. "Сынок, ты просил перевести деньги. Переводим: деньги - money."

В каких-то случаях эти слова, вроде бы значащие одно и то же, переводить друг друга перестают. Например стол не всегда table, иногда это desk. Но тут всё понятно: можно заучить, когда значения разъезжаются.

А есть ещё такие хитрые пары слов, которые вроде как значат одно и то же, и других переводов не имеют, а тем не менее в их значении есть ускользающие, почти неуловимые нюансы.

Один из таких нюансов пришёл мне в голову при чтении гендерных дискуссий за последние несколько месяцев, в ЖЖ и Фейсбуке. Хочу попытаться его разъяснить.
Дальше будет о грустном.Collapse )
По стенам кабинета развешаны дипломы, грамоты и благодарности в аккуратненьких рамочках. «Доктор Ицхак Кроненберг был признан своими собратьями одним из лучших врачей страны». «Доктор Ицхак Кроненберг был удостоен звания...», «Доктору Ицхаку Кроненбергу была вручена...», «Доктор Ицхак Кроненберг...»

Доктор Ицхак Кроненберг выглядит старше своих шестидесяти семи лет. Он зарос диковатой полуседой бородой. В его глазах под лохматыми бровями блуждает такая искорка, какая бывает у людей немножко не от мира сего.

Его секретарша Джоан, высокая, чопорного вида дама лет сорока, обращается с ним удивительно ласково и заботливо. Это она вызвала меня, чтобы я настроил доктору его новый компьютер. Она же позаботилась о том, чтобы старый компьютер остался пока подключённым – иначе, мол, доктор будет совершенно несносен – «почему я не могу проверить почту?». Джоан обнимает доктора Кроненберга за плечи и называет его своим дитятком. Доктор смущённо опускает глаза.

Джоан уходит – у неё полно других дел, она медицинский администратор.

«Этот компьютер болит», - доверительно сообщает доктор по-русски. – «Не работа».

«Хорошо по-русски говорите». – улыбаюсь я.

«Мои родители говорили по-русски», - отвечает Кроненберг. – «Они ругали меня исключительно по-русски. Я знаю все ругательства. Я знаю сумасшедший, и разбойник, и сволочь. Неплохой словарный запас для того, кто не говорит по-русски, правда?»

«А вот моя бабушка – наоборот», - говорю я. – «Она ругалась мишугене и газлоним».

«Говно!» - соглашается со мной доктор Кроненберг, поворачивается к другому компьютеру, на котором мигают и переливаются изображения человеческих сердец, полученные с помощью медицинского радара, и принимается за работу.

«Проклятье!» - вдруг восклицает доктор Кроненберг. – «Проклятый дурак!»

Я вздрагиваю, но тут же понимаю, что это он не мне – это он продолжает припоминать, как же ещё ругали его родители.

Как на старой фотографии – нет, лучше; эти интонации разгневанной еврейской мамы не передала бы никакая фотография – я вижу её, эту тётю Иду, тётю Фрузу или тётю Броню. Стоит в косынке и фартуке у плиты, на которой кипит borscht и жарятся latkes, в руках поварёшка – и отчитывает напакостившего сына.

«Сумасшедший! Что ты говоришь всё глупости!»

У него нет ни малейшего акцента. Трудные для американца сочетания звуков даются ему без запинки. Родился старый Ицхак в 1939 году.

Когда, как занесло вас в Америку, тётя Ида? Откуда вы вырвались, откуда вытащили ребёнка? Что вы видели, тётя Броня, через что прошли? Я могу только догадываться.

«Я так больше не могу! Гадкий мальчик!»

Да не волнуйтесь вы так, тётя Фруза. Вот вырастет ваш гадкий мальчик, и станет доктором.

    :)

    Братьев наших христиан - с Рождеством!

    Припомнилось тут.

    Обсуждение злодеев во френдленте напомнило.

    Я до недавнего времени не задумывался о том, что в "Трёх мушкетёрах" Ришелье-то победил. То, чего не могли сделать тайные агенты, бравые гвардейцы и наёмные убийцы, сделал лист бумаги. Непобедимая четвёрка развалилась, и его больше никогда не беспокоила.
    http://mith.ru/alw/logs/mem2_2.htm

    Взяли моё старое стихотворение, переписали несколько строчек, добавили строфу и вставили в фанфик, как песню Маглора. Что, учитывая, что стихотворение посвящено imenno, само по себе символизирует. :)